?

Log in

entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
рабы айпадов - where Semley's necklace has been hidden for centuries
semley
semley
рабы айпадов
Я шла вместе с коллегами обратно до отеля вечером по стрёмному району Барселоны. Он казался особо стрёмным после Лондона, где никогда не бывает тихо, и где даже в самых закоулистых улочках кто-то всегда копошится. Тут было пусто. Тихо и пусто. Наступил зомби апокалипсис, и канализация нежно испускала в тёплую влажную кашу ночи закладывающую уши тишину.

Коллеги были две девки, одна из Беларуси, в Лондоне с испокон веков, но советская-советская, совок сложно выжить, он селится в душу на уровне ДНК, а вторая – англичанка, дочь иммигрантов из Бангладеша. Мы шли по пустым улицам в граффити и барселонской темноте обратно в отель, и девки ссали. “Я не сексистка”, заявила англичанка, “но я хочу, чтобы с нами сейчас шёл мужик. Я бы чувствовала себя спокойней.”

Белоруска не страдала сексистскими комплексами и горячо поддержала эту идею.

А я шла и думала, ну вот блять. Ну вот кто будет нас насиловать? Ну нас же блять трое. Двое наваливаются и держат, третья пиздит насильника-неудачника в целях профилактики, вот вам и всё насилие. Да и кто бы на нас позарился – они очень сильно себе польстили, испугавшись изнасилования.

После изнасилования разговор перешёл на ограбления. У одной были киндл и айпад в сумке, у другой тоже айпад и два айфона, один домашний (Лондон) и другой домашний (где семья живёт). И вот они шли вот и тряслись за свои айпады и айфоны, и сетовали, что они пёрфект таргет для всех грабителей мира со своими девайсами.

Рабы айпадов переживали за своих хозяев. Надо было принести хозяина в безопасность и положить его кормиться. Хозяин хотел внимания и кушать каждый день. Накормив его, они успокаивающе гладили его ретиновую шкурку пальцами. Но другие люди тоже хотели себе хозяина, и постоянно пытались его спиздить, чтобы тоже доставлять ему удовольствие пальцами. Надо было бояться и защищать.

В страхе за своего повелителя они не видели и не слышали ни города, ни ночь, и вздрагивали – это я не преувеличиваю, вздрагивали – когда впереди двигались какие-то силуэты, которые вблизи оказывались либо местными, идущими тусоваться, либо такими же приезжими в поисках своего отеля. Я вежливо сказала им заткнуться и пиздовать за мной, потому что я знала, где наш отель. Если идти и причитать на всю улицу, что о май гад в сумке у меня айпад и я так боюсь, что спиздят, то любой уважающий себя вор будет просто обязан освободить дамзель от предмета, вызывающего такой дистресс.

Но они не прониклись и так до самого отеля и ныли – громко ныли. Так и не заметили города и ночи.

Это у меня в голове связалось со статьёй про буллшит джобз, которую я недавно читала. Там был такой пойнт, что вместо больше свободного времени мы выбрали всяческие игрушки, гаджеты и девайсы. И ведь выбрали же, блять. Это я вот сейчас пишу со своего макбука, периодически проверяя свой самсунг на предмет смсин. Когда ко мне в июне приезжала мама, и мы сидели в кафе рядом с Юстоном, ожидая поезда, мама оглядывалась по сторонам, изучая лондонских аборигенов.

- Детка, - сказала мама. Только моя мама может не схлопотать пизды, назвав меня деткой, хоть моё нутро и скрипит каждый раз, когда она так обзывается. - Я вот смотрю по сторонам. Они же все смотрят в экраны.

Парочка за столом слева сидели, он – в компе, она – в айпаде. Справа мужик читал на телефоне новости. Напротив какая-то баба смотрела фильм на самсунговском таблете. Мимо прошёл мужик, уткнувшись носом в телефон.

- Чего ты сказала, мам? - я оторвалась от телефона, где в вотсаппе, скайпе и фэйсбуке у меня шли несколько дискуссий сразу.

Короче, мы рабы. Мы рабы идиотских сидячих работ, которые искривляют и жирят тело, убивают радость и делают мир хуже. Мы рабы наших игрушек и удовольствий, и убиваем кричащую душу, покупая ей больше игрушек и больше удовольствий, чтобы не так тяжело было тащить на Голгофу ненавистное рабство. От самого рабства избавиться никто и не думает. Оно создаёт иллюзию безопасности и обеспеченности, и пахнет родным и привычным, как нестиранная рубашка. Многие не знают, что они рабы, и искренне верят, что они независимо пробивают себе дорогу в жизни и что айпады и н-инчевые флэтскрин телевизоры во всю стену – это радость и свобода, а повышение до тим лидера кастомер сервиса – повод для празднества.

За всю свою историю человек всегда пытался изобрести миллионы новых способов использовать свои и чужие тело и душу для того, для чего они не были предназначены. Тело вроде как не было создано для рабства, но вот душонки наши точно рабские. Иначе почему мы с этим миримся? И я в первом ряду рабов развеваю флаг. Я люблю деньги. Очень. Моё рабство даёт мне мою иллюзию независимости и ощущение того, что я чего-то достигла. Я понимаю, что это всё ложное и надо копать жизнь в другом направлении. Но я не могу себя заставить. Я боюсь. Последний раз я не была рабом давно, я не помню, как оно там, вне рабства. Мой иннер сцуль подозревает, что там холодно, голодно и опасно. И ведь оно там так и есть, и надо всё равно туда ступить и не бояться, и тогда может всё и будет хорошо.

Я сделала полушаг туда, пожелайте мне удачи.
2 comments or Leave a comment
Comments
tantry_juga From: tantry_juga Date: September 3rd, 2013 01:28 pm (UTC) (Link)
Как всегда - гениально.

Удачи! Все всегда будет хорошо. Ж)
semley From: semley Date: September 6th, 2013 10:29 am (UTC) (Link)
спасибо на добром слове :)
2 comments or Leave a comment